Альберт Корабельников, Ян Балл, Борис Жердин


Альберт Корабельников, Ян Балл, Борис Жердин - Русская песня в изгнании

«Наши» на Брайтоне, «наши» на Брайтоне,
Есть в этом что-то от «Малой земли»

В.П.Асмолов


Коварная и огромная буква Ш, наверное, самая частая в фамилиях артистов третьей волны. Кроме заметных Шершера и Шепиевкера, были еще Борис Шор, Давид Штернфельд, Зоя Шишова, Эрик Шварц, а про Шульмана и Шуфутинского я просто молчу. В начале 80-х кто-то привез кассету очередного «эмигранта», который значился как Шумский. Произведения там были довольно странные, сейчас бы сказали концептуальные. На мотив известных советских песен этот человек исполнял ультра антисоветские тексты, сдабривая их, правда, долей юмора. Получилось забавно. «Брайтон-штат» назывался первый диск. Два года спустя, в 1984, появилась вторая работа, названная «Туфелька для Золушки». Артист удивил снова, причем сильно. Теперь он пел антисоветские тексты на мотив известных оперетт. Невозможно передать это на бумаге.
На самом деле имя новатора в жанре было не Шумский, а Ян Балясный.
Для публики Ян Балл. К несчастью, Ян умер еще в 80-х, а так, кто знает, что бы он еще придумал? По сути, им был привнесен элемент «капустника», некой пародии в эмигрантскую эстраду. В похожем жанре работал Альберт Корабельников. Его альбом «Русский акцент» состоял из песен и злободневных зарисовок из жизни эмигрантов, сделанных в разговорном жанре. Еще в далеком 1979 году вместе с Виктором Шульманом они сделали программу об обитателях Брайтона «Знакомые лица». Корабельников сочинял для души, он был бизнесменом и при том успешным. Деньги – не гарантия счастья. Переплетение личных и финансовых проблем привели к трагедии: Альберт Корабельников застрелился.
Сегодня в музыкально-разговорном жанре в эмиграции выступает единственный артист – бывший театральный художник из Петербурга Борис Жердин – человек яркий и разносторонне одаренный. Его рисунки можно встретить во многих журналах Америки, он издал два альбома, ведет очень смешную программу розыгрышей на русском радио Нью-Йорка, а в России не так давно вышла блестящая юмористическая книга Бориса Жердина «Ничего кроме правды». Очень рекомендую.
На эмигрантской эстраде были даже свои конферансье, известные еще в Союзе:
Ян Медовар, Александр Лонгин и Альберт Писаренков.
Но самый главный юморист Брайтон-Бич был, без всяких сомнений, блистательный, единственный и неповторимый Борис Михайлович Сичкин.