Алла Баянова, семья Поляковых


Алла Баянова, семья Поляковых - Русская песня в изгнании

«Что мне горе? Жизни море
Нужно вычерпать до дна…»

Цыганская песня

В Москве, на Старом Арбате, живет необыкновенная женщина. Судьба ее авантюрна, терниста и очень красива. Именно это сравнение приходит мне в голову. «Красота» – как нечто совершенное и очень яркое. Листая многочисленные книги, посвященные ее жизни и творчеству, захватывает дух. Огромное временное пространство, населенное самыми заметными персонажами русской культуры, с самых первых годов века ушедшего до наших дней, где наша героиня была не простым наблюдателем, а самой непосредственной участницей событий предстает перед нами. Запросто, по-дружески и без прикрас рассказывает она о Федоре Шаляпине и Александре Вертинском, о Петре Лещенко и Никите Балиеве, Оскаре Строке и Константине Сокольском. Думаю, многие догадались, что моя маленькая интродукция посвящена Алле Николаевне Баяновой.
Очень уважаемые и авторитетные исследователи, такие как В.Бардадым или А.Гиммерверт называют датой ее рождения май 1914 года. Однако многие, да что там многие, практически все коллекционеры и просто «продвинутые» поклонники жанра утверждают, что в наступившем году (2007) Алла Баянова справит 100-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ. Для любой женщины простительны небольшие мистификации связанные с возрастом. К тому же, если и сегодня она артистка. Поет со сцены чистым, молодым голосом, а иногда и пританцовывает. Внося «корректировки» в биографию, она, прежде всего, заботится о публике, а никак ни о своем самолюбии. В этом плане очень показательна история со знаменитым цыганским певцом Владимиром Поляковым.
В конце 70-х, в Париже, в довольно преклонном возрасте, он приступил к записи своей последней пластинки, которую, как и сольный проект Алеши Димитриевича, финансировал Михаил Шемякин. К 1979 году, когда вся студийная работа была закончена, и альбом готовился к выходу, между исполнителем и продюссером состоялся такой разговор.
«Миша!» - вкрадчиво сказал Поляков своим роскошным басом, – «у меня есть к тебе маленькая просьба, так сказать, деликатного свойства».
«Какая, Володенька?» - насторожился Шемякин.
«Видишь ли, когда мы начинали пластинку, мне было девяносто четыре, а теперь уже девяносто шесть… Ты напиши на конверте, что мне все-таки еще девяносто четыре, а то мне людям неудобно будет пластинку дарить. Скажут, что уже возраст… Ну, ты же понимаешь, ведь я – артист!»*
Позволю себе отступить ненадолго от персоналии Аллы Николаевны и добавить несколько слов о цыганской семье, которую представляет Владимир.
Хор Поляковых был известен еще в царской России, по выступлениям в знаменитом ресторане «Яр». Братья гениальной певицы Насти Поляковой Егор и Дмитрий вместе с двумя племянниками, бежавшими с ними из России, организовали во Франции новый хор, «уже не такой большой, но хороший». В 20-е годы ему нет равных во всем Париже. Димитриевичи еще колесили в своем фургоне по соседним странам, а Поляковы уже срывали громовые овации в «Кавказском погребке» и «Эрмитаже».
Настя с успехом гастролирует по Европе: Германия, Австрия, Югославия.



В США дает концерт в Белом Доме для президента Рузвельта. Правда, последний, по отзывам очевидцев, «ничего не понял».
Да, «счастье было», но…
«Настя Полякова умерла в Нью-Йорке в бедности» - такой фразой заканчивает свой рассказ о «великой цыганке» летописец первой эмиграции Р.Б.Гуль. Следом за ней, в конце 40-х уходит и Дмитрий.
Племянники певицы-родные братья Владимир и Сергей тоже были музыкантами. Старший – Володя до конца своей долгой и бурной жизни «пел в кабаке», хотя в юности больше увлекался бегами, чем музыкой. Он скончался в начале 80-х в возрасте почти 100! лет. Младший – Сергей совмещал талант виртуозного гитариста и увлечение живописью. Не сразу, но он стал профессиональным и очень успешным художником. Бросил выступать в ресторанах, сотрудничал с Диной Верни, заключил выгодные контракты с галереями, разбогател и даже купил себе «Роллс-Ройс».
А брату Володе подарил личного арабского скакуна для участия в скачках, но азартный родственник проиграл дорогой подарок на том же ипподроме на второй день после дебютного заезда своей лошадки.
Абстрактные полотна кисти Сержа Полякова сегодня оцениваются в сотни тысяч долларов. И все же душой, даже будучи модным живописцем, он остался «на сцене», остался артистом. Случайно мне на глаза попался анонс выставки его работ во Франции. «Интересные работы Сергея Полякова (1900-1969) были выставлены на стенде парижской галереи… Тех, кто интересуется работами этого своеобразного художника, ожидало приглашение на выставку его произведений, которая проходит в небольшом французском городке… Интересно отметить, что организаторы выставки указывают год рождения Сергея Полякова 1900-й, а не 1906-й (как в русской справочной литературе). Как они утверждают, Сергей Поляков при жизни сам не поправлял, когда его год рождения указывался как 1906-й. Возможно, это было связано с его музыкальной деятельностью - до 1952 г. он зарабатывал на жизнь игрой на гитаре преимущественно в русских кабаре в Париже. И ему хотелось быть на сцене “вечно молодым”. После того как галерея Бинг “взяла его на контракт” в 1952 г., он навсегда распрощался со своей второй профессией. Однако ясности в вопрос, касающийся своего года рождения, вносить не стал».
Не будем забывать о «виновнице» этой главы и вернемся к биографии Аллы Баяновой.
Родилась она, как я уже говорил, в Кишиневе, в Бессарабии. В 1918 году эти территории стали частью Румынии. Так, не по своей воле, семья оперного певца Николая Левицкого – Баянова оказалась вне границ российской империи. Последовала долгая, как полярная ночь, череда переездов, скитаний и лишений. В начале 20-х они в Париже. Здесь маленькая, семилетняя Аллочка первый раз выходит на сцену вместе с отцом. Беспокойный характер гонит Николая Леонардовича по свету: Монте-Карло, Белград, Афины, Иерусалим… В Бейруте Баяновы знакомятся с Петром Лещенко, его сестрами и женой. Вместе выступают на сцене кабаре. Дружат, ссорятся, мирятся…
Юной девушкой, почти девочкой, в Париже Алла знакомится с А.Н.Вертинским, выступает с ним на одной площадке в шикарном «Эрмитаже», многому учится у маэстро. В этот период там работают Поляковы и Ю.Морфесси.
«Летели дни, спешили годы» и на красавицу-артистку стали заглядываться молодые люди. Первым, еще детским чувством стал ее платонический роман с князем Андреем Оболенским. Случилось сие событие в Монте-Карло, где Баяновы подвязались музыкантами в «русском» ресторане «Абрек», а «сиятельный князь» был…паркетным танцором, то есть развлекал богатых дам. Отношениям не суждено было получить продолжение: Андрей Оболенский насмерть разбился на автомобиле.



В 30-е годы, отчаянно тоскующий по родной Бессарабии Баянов-старший, перевозит семью в Бухарест, поближе к родным местам. Дочь к этому времени уже состоявшаяся певица, да к тому же, более чем эффектная женщина. От поклонников нет отбоя, но своенравная девушка, наперекор родителям выбирает себе в мужья бедного тапера из бара - Жоржа Ипсиланти. Талантливый музыкант-самородок, он напишет для любимой немало красивых песен, популярных и сегодня. Их брак продлится недолго: новая страсть захватит «роковую женщину» и «молодые» вскоре разойдутся. Не смотря на популярность и любовь зрителей, жизнь Аллы Баяновой в Румынии складывалась нелегко. С началом войны «за исполнение русских песен» ее преследуют про-фашистски настроенные румынские власти и на год с лишним отправляют в лагерь, откуда, продав последнее, ее выкупят родители.
Два десятилетия спустя диктатор-коммунист Н.Чаушеску откровенно гнобит певицу, фактически делая персоной «нон-грата» на эстраде и снова «за исполнение русских песен».
Перед войной Алла Баянова выходит замуж за местного аристократа Стефана Шендрю. Неожиданное знакомство с богатым и влиятельным представителем бухарестской знати спасает ее тогда от повторного ареста. Казалось, все наладилось. Супруги живут в огромном роскошном замке, ездят на дорогих автомобилях и обедают в лучших ресторанах, но смена режима в стране в конце 40-х годов вновь отнимает у нашей героини все. С мужем они бегут из родового имения подальше от собственных слуг и крестьян, которые едва не убили их в порыве революционного гнева, скрываются у друзей в Бухаресте. Стефана ловят, сажают в лагерь, отпускают, снова хотят посадить. Отношения не выдерживают нагрузки, и семья распадается. Она возвращается на ресторанную эстраду, работает солисткой на радио, ездит с концертами по маленьким городкам, изредка записывает диски. Каким-то фантастическим образом, несколько раз певице разрешают выезд в капиталистические страны: Израиль, Франция, Австрия. В начале 70-х, в Вене, Баянова недолго выступает в фешенебельном ресторане «Жар-Птица», в том самом, где чуть раньше начинал звездную карьеру Борис Рубашкин. Но жить на Западе она не хочет. Родительская ностальгия передалась дочери: всей душой Алла стремится на родину. Следуют долгие отказы чиновников, мытарства по инстанциям. Впервые в СССР певица приезжает обыкновенной туристкой, дает полу-подпольные концерты в провинциальных залах. Все меняется с приходом к власти М.С.Горбачева. С 1989 года Алла Николаевна постоянно живет в Москве, чему очень и очень счастлива. За двадцать лет на вновь обретенной отчизне сделаны тысячи выступлений. Аншлаг! Везде! Всегда! Она спешит делиться накопленными сокровищами - песнями, опытом, воспоминаниями. В ХХI веке она последняя из той великой плеяды артистов, вдохнувших жизнь в само понятие «русской песни в изгнании». Месяц назад (в сентябре 2006 года) у Аллы Баяновой состоялся очередной концерт в Санкт-Петербурге. Билетов не купить. Отзывы только восторженные. Вот так умеет «зажечь» Алла Баянова – «славянка с персидскими глазами», как назвал ее когда-то А.Н.Вертинский.
*цитирую по книге А.Вереина «Когда-то в Париже» (см.список литературы)