Лев Пильщик


Лев Пильщик - Русская песня в изгнании

«Вот ресторанный музыкант.
В рассвете сил его талант…»

Иляна Ушакова


А Льва Пильщика, я к своему стыду узнал только в 1988 году из радио - передачи русской службы ВВС «Перекати Поле», которую вел журналист Сэм Джонс. Для любителей жанра программа была культовой. Судьба ее была довольно долгой, наверное, года полтора Сэм каждый четверг рассказывал о звездах русской эмиграции, в их числе был и Пильщик.
Оказывается, про него спела Люба Успенская: «…в «Приморском» слушаю я русского Том Джонса». Записанный тридцать лет назад альбом так и остался единственным в дискографии артиста. А предшествовало его появлению следующее. Лев Пильщик – родился в теперешней Самаре за год до Победы. После войны семья вернулась из эвакуации в Ригу. Четырнадцатилетним мальчиком Лева начал выступать в рижских ресторанах. А уже в семнадцать стал солистом Литовского Государственного Оркестра.
В конце 60-х годов Лев переехал в Москву, где около трех лет работал в оркестре Эдди Рознера. В дальнейшем на базе Тульской филармонии создал собственную группу, получившую название “Электрон”, потом недолго сотрудничал с “Самоцветами”.
В 1972 году, можно сказать в числе первых сотен рисковых парней, музыкант эмигрировал в Израиль. Ему не пришлось отказываться от профессии, незаурядный талант был сразу замечен ведущими импресарио.
На фестивале хасидской песни исполнитель получил первую премию, после чего выехал с гастрольной поездкой в Канаду и США. Во время турне познакомился с девушкой, которая очень скоро стала его первой женой. Столь серьезное обстоятельство подтолкнуло к решению остаться жить в Штатах.



В 1978 году Лев Пильщик выпустил свой единственный альбом “Когда уходит женщина”, куда вошли его оригинальные версии песен на стихи С.Есенина, лирические и одесские композиции. Название проекта автобиографично: не заладилась семейная жизнь у артиста…
За три десятилетия жизни в Штатах талантливому певцу довелось поработать во многих ночных клубах и ресторанах Нью-Йорка, объехать с выступлениями десятки стран. Пильщик поет и сегодня, причем делает это на многих языках. Голос мощный, сильный, красивый, жаль, не записывает ничего.
Их было немало, тех, кто остановился на первой и последней кассете. Я их так и зову «человек одного альбома». В случае с Пылаевым, Верни, Шарией, Вольным, Калецким – это означает, что люди сказали, что хотели и больше добавить им нечего. А в случае с профессиональными музыкантами, все чуть по-другому. Выпуск альбома – это, прежде всего, способ обратить на себя внимание, выделиться и привлечь к себе интерес со стороны, как публики, так и работодателей. Очень многие пошли по этому пути.
Ошмянский – пара альбомов, первый в Канаде и следующий через десятилетие в Штатах. Шульман – здесь, кажется, было даже три пластинки, но в виду невеликого коммерческого успеха, продолжения не последовало. Аркадий Дунайский, Марк Гутман, Марк Иммерман, как и Пильщик ограничились одним проектом.