Надежда Плевицкая


Надежда Плевицкая - Русская песня в изгнании

«Из Гамбурга в Париж, из Лондона в Нью-Йорк,
Холодным ветерком мне в спину дуло,
Простите меня граждане, простите господа,
Простите все, кого я обманула»

И.Кривов «По сотке»

Вспоминают, что самодержец, не скрывая эмоций, рыдал под звуки ее голоса и не раз одаривал его обладательницу дорогими украшениями.
Родилась Надя Винникова в 1879 году в деревеньке, что затерялась где-то в Курской губернии. Была двенадцатым ребенком в семье. Образование получила символическое, несколько лет провела послушницей в монастыре, а потом сбежала «от матушки-настоятельницы» с бродячими артистами.
Девушка становится солисткой хора, ездит с выступлениями по России. Первым мужем певицы стал поляк Эдмонд Плевицкий. Его фамилию она будет носить до конца жизни, не смотря на многочисленные браки, романы и увлечения. Судьба свела их в знаменитом «Яре», где оба зарабатывали на жизнь танцами.
В 1909 году на Нижегородской ярмарке молодую певицу случайно услышал известный оперный тенор Л.Собинов, который стал ее «крестным отцом», отворив дверь на большую сцену.
Плевицкую ждал колоссальный, поистине всенародный успех: съемки в кино, записи пластинок, лучшие сцены империи, толпы поклонников, запредельные гонорары. Крестьянская девушка становится настоящей примадонной, весь мир лежал у ее ног и это не избитая метафора. Она вошла в культурную элиту того времени. Ф.Шаляпин, С.Эйзенштейн, С.Коненков, С.Рахманинов восхищались народным талантом и щедро одаривали ее комплиментами.
“Помогай тебе Бог, родная Надюша. Пой свои песни, что от земли принесла, у меня таких нет - я слобожанин, не деревенский” – так подписал ей свою фотографию Шаляпин. Надежда Васильевна будет беречь снимок всю жизнь, и хранить среди драгоценных реликвий, в числе которых были алмазные броши, пожалованные когда-то государем.
В первую мировую погиб ее второй муж, офицер Владимир Шангин. Она вновь выходит замуж и снова за военного – поручика Юрия Левицкого. В Гражданскую он встал под знамена красных. В один из дней Плевицкую с мужем захватили в плен белогвардейцы армии Корнилова. Можно было прощаться с жизнью, да сыграла на руку известность Надежды Васильевны - ее узнал генерал Николай Скоблин. Он спас ее от верной смерти и влюбился как мальчишка. Впрочем, он им и был. Скоблин являлся самым молодым генералом Гражданской войны, ему было двадцать семь лет, а ей уже далеко за тридцать. С войсками Врангеля они бегут в Турцию. Летом 1921 года состоялось скромная свадьба, где посаженным отцом был генерал А.П.Кутепов. В дальнейшем супруги обосновываются в Париже. Где же еще? В эмиграции певица вновь выходит на сцену, ездит с гастролями по Европе, выступает в «Эрмитаже» вместе с Ю.Морфесси и А.Вертинским.



В США ей аккомпанирует сам Сергей Рахманинов. Особой популярностью среди эмиграции пользуется ее песня “Замело тебя снегом, Россия”.
И все же концерты не давали больших денег, супруги жили скромно, как и большинство беженцев. Спасала лишь помощь богатого поклонника М.Я.Эйтингона, на чьи средства в 1930 году Надежда Васильевна выпустила книгу воспоминаний.
В отличие от Лещенко и Вертинского, Плевицкая европейской публике была совсем не интересна. Она чрезвычайно скучала по России, хотела вернуться. Видимо об этих настроениях стало известно советской разведке, да и активное участие ее мужа в деятельности белогвардейской организации «Российский общевойсковой союз» (РОВС) не могло не интересовать «органы». Надежде Плевицкой и «генералу Плевицкому»,- как в шутку его звали в эмигрантской среде,- разведчики предложили сотрудничество в обмен на финансовую помощь и содействие в возвращении на Родину. Они не смогли от него отказаться, и в конце 20-х годов были завербованы. Надежда Плевицкая получила агентурный псевдоним «Фермерша», а Скоблин - «Фермер».
РОВС считался в СССР главной опасностью для новой власти.
Руководство ОГПУ принимает решение похитить руководителя Союза генерала Кутепова. На пустынной парижской улице его запихнули в автомобиль, где он оказал отчаянное сопротивление и был убит прямо в салоне машины. Труп борца с большевизмом доставили в советское посольство и растворили в ванне с кислотой. Приемником Кутепова стал генерал Е.К.Миллер. В 1937 году чекисты решили повторить с ним тот же трюк. К операции привлекли «звездную» чету.
Николай Скоблин заманил «шефа» на встречу якобы с представителями немецкого посольства, роль которых играли агенты ОГПУ. Руководитель РОВСа был схвачен и переправлен в кузове грузовика в портовый город Гавр, откуда на советском теплоходе «Мария Ульянова» генерала доставили в СССР, где в 1939 году он был расстрелян.
Казалось, все прошло гладко, но наученный горьким опытом предшественника, предусмотрительный Миллер оставил подробную записку с деталями предстоящей встречи. Таким образом, поимка Скоблина была делом времени. Тем не менее, Николай Владимирович сумел скрыться и по некоторым данным погиб в Испании.
А Надежда Васильевна в 1938 году предстала перед судом. Процесс был открытым. Каких только оскорбительных эпитетов не писали о ней газетчики! Как только не отзывались о ней бывшие соотечественники и поклонники!
Отношение современников-эмигрантов к поступку певицы, с пугающей теперь, прямо-таки ядовитой ненавистью, выводит в своих мемуарах писатель Роман Борисович Гуль.
«Знаменитую исполнительницу русских народных песен Н.В. Плевицкую (Н.В.) я слыхал многажды. И в России, и в Берлине, и в Париже не раз. Везде была по народному великолепна. Особенно я любил в ее исполнении “Смеркалось. Я сидела у ворот, А по улице-то конница идет…” Исполняла она эту песню, по-моему, лучше Шаляпина, который тоже ее пел в концертах.
В Париже Н.В. со своим мужем генералом Н.Скоблиным жили постоянно. Но не в городе, а под Парижем, в вилле в Озуар-ля-ферьер. Концерты Н.В. давала часто. Запомнился один — в пользу чего-то или кого-то, уж не помню — но помню только, множество знатных эмигрантов сидели в первых рядах: Милюков, Маклаков, генералы РОВСа, Бунин, Зайцевы, Алданов (всех не упомню). Надежда Васильевна великолепно одета, высокая, статная, была, видимо, в ударе. Пела “как соловей” (так о ней сказал, кажется, Рахманинов). Зал “стонал” от аплодисментов и криков “бис”. А закончила Н.В. концерт неким, так сказать, “эмигрантским гимном”:



Замело тебя снегом, Россия,
Запуржило суровой пургой.
И одни только ветры степные
Панихиду поют над тобой!
И со страшным, трагическим подъемом: Замело! Занесло! Запуржило!..
Гром самых искренних эмигрантских аплодисментов. “От души”. Крики искренние — “Бис!” “Бис!”. И кому тогда могло прийти в голову, что поет этот “гимн” погибающей России — не знаменитая белогвардейская генеральша-певица, а самая настоящая грязная чекистская стукачка, “кооптированная сотрудница ОГПУ”, безжалостная участница предательства (и убийства!) генерала Кутепова и генерала Миллера, которая окончит свои дни — по суду — в каторжной тюрьме в Ренн и перед смертью покается во всей своей гнусности.
Как сейчас слышу ее патетические ноты, как какой-то неистовый, трагический крик: Замело!.. Занесло!.. Запуржило!..»

Прочитал этот отрывок, и сразу мне вспомнились строки Аполлона Григорьева:

«Толпа, как зверь голодный, выла,
То проклинала, то любила…»

Некогда обожаемую артистку, современники были готовы едва ли не растерзать…
Приговор вынесли очень жестокий – ДВАДЦАТЬ лет тюрьмы.
Она и скончалась в неволе, осенью 1940 года в состоянии, близком к помешательству.

P.S. или «ПОСЛЕДНЯЯ ГАСТРОЛЬ» ПРИМАДОННЫ

Казалось бы, можно ставить точку в похождениях звездной дамы, но не все исследователи биографии Плевицкой склонны так считать. Прозаик Е.Арсеньева в документальной новелле «Лукавая жизнь» пишет:
«О смерти Плевицкой не имеется точных данных. Говорят, она была отравлена и немцы, захватив Францию, эксгумировали труп? Зачем? А еще говорят, что Надежда Васильевна не умерла в тюрьме, что ее убили сами фашисты: привязали к двум танкам и разорвали…
Но говорят также, что смерть Плевицкой была инсценирована, что на самом деле, она как и Скоблин, была не только агентом ОГПУ, но и работала на Третий Рейх,
а поэтому фашисты освободили ее, тайно вывезли из Франции, и в шестидесятые-семидесятые годы следы ее обнаружились в Латинской Америке, где спаслось большинство бывших сотрудников германских спецслужб… Далеко же залетел «курский соловей».

Так по-разному «легла карта жизни» первых российских шансонье.