Слава Вольный


Слава Вольный - Русская песня в изгнании

«Но никогда и никто не узнает,
Где похоронен этот беглец…»

Лагерный фольклор

Когда я готовил программу «Три аккорда» на Радио Шансон, посвященную этому диску, то назвал ее «Слава Вольный – Миф шансона по-русски». Вот, что я там рассказал.
«До недавнего времени отсутствовала практически любая достоверная информация об этом исполнителе. Ходили и продолжают циркулировать самые нелепые слухи.
Один из которых гласит, что Слава Вольный – это псевдоним, а настоящее имя певца Аркадий Розов, он же брат известной в прошлом звезды советской эстрады, а позднее ресторанов Брайтона, певицы Майи Розовой. Тот же источник во всемирной паутине «заканчивает жизнь» Вольного фразой: «по некоторым данным убит в ресторанной перестрелке».
Красивый, интригующий финал, но подходит он скорее для авантюрного романа.
Это немудрено. Во времена «железного занавеса» из-за недостатка информации и некой романтизации Запада, каких только «версий» не доводилось услышать, а тем более о наших бывших – эмигрантах. Помню, слух, датированный примерно 1985 годом, о гибели Вилли Токарева (тоже, кстати, в ресторанной перестрелке).
Так что же известно о Славе Вольном и его единственном альбоме?
Проект под названием «Песня ГУЛАГа» был выпущен на виниловом диске в Германии в 1974 году. На заднике обложки помещена фотография А.И.Солженицына с припиской: Самый Известный Советский Заключенный.
Подборка песен строго соответствует тематике:



«Эшелон», «Товарищ, Сталин» (Юза Алешковского), «За туманом», «Париж» (Юрия Кукина), «Пара гнедых» и т.д. Всего одиннадцать композиций.
В советское время альбом разошелся в записях, но в урезанной версии, где было только десять вещей. Дело в том, что в известной «Красной Коннице» звучал переделанный текст, с резким антисоветским содержанием и люди просто боялись ее писать, а тем более тиражировать для других. Та же ситуация и с обложкой диска. Ввезти в страну его было практически невозможно из-за портрета Солженицына и аршинных английских букв GULAG SONGS. Тогда рвали конверт, подменяли его на безобидную обложку из-под Карела Готта, но ухитрялись протащить раритет через советскую таможню. Удавалось не всем. Некий спортсмен и большой любитель музыки пытался провезти пластинку и был пойман бдительным стражем границы. Результат – год исправительных работ. Еще легко отделался. Недавно он купил этот виниловый диск на Горбушке за бешенные деньги. На память.
Но вернемся к загадочной личности исполнителя. Вот что мне удалось узнать:
Слава Вольный родился в 1948 году. Жил в Киеве, где его отец руководил театром. Эмигрировали они в 1968 году и оказались в Кельне.
Вольный - старший получил должность в редакторском отделе радио «Немецкая волна», с 1970 по 1972 год там же работал и Слава. Затем он начал учебу в Кельнском Университете, усиленно учил немецкий. В студенческом общежитии Слава не расставался с гитарой, привезенной еще из Киева и пел песни, которые узнал, по его словам, от друзей и знакомых и которые все знают и поют в СССР, но только для своих, на кухне и очень тихо.
Дизайн обложки делал известный и популярный сегодня немецкий художник и скульптор Херб Лабусга, но делиться воспоминаниями, он по неясным причинам отказался. Наверное, боится по старой памяти, происков вездесущего КГБ.
Имя продюсера альбома некто Янус Хенрик Круст, однако, кто этот человек - неизвестно, но можно предположить, что к этому проекту приложили руку те, кто финансировал различные радиостанции, вещающие на Советский Союз. Наталкивает на этот факт то обстоятельство, что 1974 году был выслан в ФРГ А.И.Солженицын и прожил там два года, а первые публикации «Архипелага ГУЛАГ» начались годом раньше. Да и слишком заметная фигура Солженицын, чтоб печатать фото Нобелевского лауреата на пластинку без его ведома.



Так что, думаю, Александр Исаевич что-то знает про этот проект. Но можно ли считать его официальным саунд-треком к его книге остается загадкой. Встретиться с писателем и прояснить ситуацию из-за его почтенного возраста мне не удалось.
«Песня ГУЛАГа» - культовый проект. Аранжировка здесь еще тяготеет к манере псевдорусской эмиграции 60-х в лице Татьяны Ивановой, Ивана Реброва или оркестра Фрица Шульца, но подбор песен, подача материала делают работу именно жанровой, а не русским лубком для Запада. Между прочим, диск хранится в коллекциях многих европейских университетов, где изучают русский, а песни Вольного до сих пор можно услышать по немецкому радио.
Дальнейшая судьба исполнителя, к сожалению, покрыта «пылью времен», но, судя по старту, взятому им на Западе, можно предположить, что он стал добропорядочным немцем, а записанная в двадцать пять лет пластинка осталась «воспоминанием юности».
Через год во Франции вышел альбом Дины Верни «Блатные песни». Судьба этой великой женщины заслуживает отдельного рассказа.